Как пережить горе?

Рубрика знания
Что такое утрата, и с чем обычно приходят к психологу?

В психологии горе обычно понимается как переживание потери, утраты. К. Изард отмечает, что «утрата может быть временной (разлука) или постоянной (смерть), действительной или воображаемой, физической или психологической». Итак, горе - это процесс утраты чего-либо или кого-либо из нашей жизни:
  • смерть близкого (близких);
  • развод;
  • авария;
  • потеря жилища;
  • операция;
  • война;
  • диагноз - как потеря здоровья;
  • землетрясение (потеря безопасности);
  • проживание тяжелой болезни;
  • увечья;
  • инвалидность;
  • кражи;
  • лишение свободы (тюрьма);
  • любое насилие (физическое и психологическое)
  • эмиграция, миграция;
  • потеря безопасности, потеря опоры, потеря образа жизни, потеря образа себя;
Горе - это очень и очень больно, но наши психические силы рассчитаны на то, чтобы его пережить. В литературе, посвященной гореванию, вы обязательно встретите упоминания о том, что горевание - это «адаптационный процесс»,«реакция на утрату значимого объекта, части идентичности или ожидаемого будущего». И это так. Потеря чего-то важного - большой стресс, требующий ресурсов, времени и душевных сил.

Но ничто из этого не является чрезмерным, хотя и может протекать крайне тяжело. В этом ключевое различие между процессом горевания и психической травмой:

о травме можно говорить тогда, когда происходящие события превосходят возможности человека усвоить их.
При процессе горевания неумолимое течение времени универсально для всех. Потеря требует осознания, привыкания и восстановления. Но смерть - неизбежная часть жизни, и теряя, мы учимся ценить и сохранять то, что с нами здесь и сейчас.

Рано или поздно, в силу течения жизни и появления в ней новых смыслов мы либо создаем для себя нечто иное взамен утраченного, или, если это невозможно, научаемся жить без этого.
В завершение процесса горевания мы говорим о «светлой печали» и благодарности, о способности оставить в памяти хорошее и интегрировать случившееся в свою жизнь.
Различают нормативное и осложненное протекание процесса горевания. При так называемом нормативном протекании горя клиент может обратиться к психологу в связи с невыносимой интенсивностью чувств: отчаянья, гнева, нередко вины. Но не стоит считать возникающую душевную боль чем-то ненормальным, напротив -
тревожным симптомом является отсутствие реакции на утрату чего-то или кого-то значимого.
Работа помогающего специалиста в этом случае чаще всего заключается в информировании, поддержке, работе с чувствами. Будет ли горе осложненным, зависит от множества факторов, самые распространенные из которых: множественность потерь (например, смерть нескольких близких людей одновременно или в короткие промежутки времени) и общее психическое состояние человека до потери (в группе риска находятся люди с так называемым «слабым эго»: депрессивные, тревожные, склонные к зависимостям, а также дети, - то есть все, чьи психические адаптационные способности еще либо формируются, либо повреждены).

Очень многое зависит от поддержки близких и социального окружения, от тех отношений привязанности, которые сформированы человеком в детстве и которые есть у него на настоящий момент.

Задача психолога, работающего с темой горя и потерь - помочь клиенту принять утрату:
  • отреагировать горе;
  • прожить сильные, иногда постыдные и токсичные чувства;
  • наладить новое окружение и научиться жить без утерянного.
Горе называют осложненным хроническим, если оно растягивается на годы, мешает жить нормальной повседневной жизнью, маскируется, сопровождается зависимостями или тревожными расстройствами, депрессией, фобиями, самоповреждениями.

Клиенты в таких случаях могут обращаться по поводу симптомов тех или иных заболеваний, а также в связи с невозможностью наладить социальные связи и/или из-за осложненных отношений с близкими и друзьями.

Диагностика переживания горя

Чтобы понять, что происходит с человеком, переживающим утрату, полезно обратить внимание на два плана: моментальный (степень субъективного переживания горя в настоящий момент времени) и временной (стадия горевания).

Оценка сиюминутного переживания утраты строится на представлении о базисных иллюзиях. Согласно ему,
большинство из нас одномоментно живет в трех базисных иллюзиях:
  • иллюзии бессмертия,
  • иллюзии справедливого мира и
  • иллюзии совершенного себя
Мы знаем, что смертны, но «живем, умереть не готовясь»
(Евтушенко Е. Стихи. М.: Художественная литература, 1967).
Более того: живем так, будто мы бессмертны. Мы строим планы на годы и даже десятилетия вперед. Пусть мы слышим ежедневно в новостях об авариях, происшествиях, эпидемиях, - наше сознание все равно отталкивает от себя мысль о возможном конце, о том, что это случится с нами. Это иллюзия бессмертия.

Нам также кажется, что мир устроен по неким простым и справедливым законам, что все происходящее в нем упорядочено и разумно: например, если мы приложим необходимые усилия, то все будет хорошо - так, как нам нужно.

Если относиться к людям хорошо - то и они будут к тебе также. Каждый получает то, что заслуживает. Это иллюзия справедливого мира.

И наконец, человек склонен оценивать себя позитивно. Он верит, что управляет своей жизнью и что она ему подконтрольна. В глубине души каждый из нас верит или даже знает, что он уникален, достоин любви и уважения. Это называют иллюзией собственной непогрешимости.

Случившаяся утрата "проминает" одну или сразу несколько иллюзий. Восстановление этих умозрительных защищающих "оболочек" (см. Рисунок 1) может быть целью психологической работы, а степень их повреждения - диагностической подсказкой. Легче всего внешнему воздействию поддается иллюзия собственной непогрешимости.
Рис. 1
Три базисные иллюзии
Самообвинение (это случилось потому, что я чего-то предусмотрел, не сделал; я чем-то заслужил это), чувство вины и снижение самооценки (с другими этого бы не произошло; всё это из-за меня; я плохой, меня не за что любить), ощущение себя беспомощным и слабым, не владеющим ни собой, ни ситуацией, ни своими телом и эмоциями - такого рода симптомы свидетельствуют о "повреждении" иллюзии собственной непогрешимости.

Парадокс чувства вины нередко состоит в том, что оборотная сторона этой иллюзии - контроль. Пока человек полагает что он может что-то изменить в произошедшем, он продолжает сохранять иллюзию подконтрольного лично ему бытия, как бы считая: «Мне только осталось изменить что-то в себе, и тогда все снова станет как надо».

Так, например, когда в жизнь врываются болезненные события, первой реакцией на них является некий шок отрицания (это не со мной, этого не может быть, не могу поверить). Люди, узнавшие об измене или - внезапно - о разводе, а также жертвы насилия или происшествий задаются вопросом:
«Почему это случилось со мной?» или «Что я не так сделал, что это случилось именно со мной:».
Для выживших в угрожающих жизни происшествиях, в которых погибли другие, существует такое явление как «вина выжившего»: люди нередко корят себя за то, что не смогли спасти кого-то или всех, даже если это объективно было не в их силах. Острое чувство вины, резкое обвинение себя в чем-либо или острые сожаления о том, что что-то было не сделано, не проговорено, посещают и тех, кто проводил в последний путь близких. Все это - признаки «повреждения» иллюзии собственной непогрешимости.

Обвиняя себя, человек тем самым приписывает себе власть над происходящим, защищая таким образом еще одну иллюзию, потеря которой переживается гораздо тяжелее: иллюзию справедливого и предсказуемого мира.

Постоянное ощущение, что мир небезопасен и что в нем каждую секунду может произойти что-то плохое, хорошо знакомо людям с тревожными расстройствами. К счастью, для большинства из нас нарушение этой условной «оболочки» при таких событиях как смерть или потеря близкого - временное.

При нормативном процессе горевания наступает момент, когда мы способны признать, что порой в мире происходят несправедливые и горькие для нас события, над которыми мы не властны. Но мир продолжает оставаться для нас достаточно безопасным местом, и в нем всегда можно найти точки опоры. Более серьезное и затяжное «повреждение» этой иллюзии может быть признаком травматизации.

Например, жертвы домашнего насилия нередко развивают следующее когнитивное искажение, ложную мысль:
"Со мной это происходит, потому что я..."
- и пытаются найти способ изменять себя под ту ситуацию, в которой в действительности от них мало что зависит.

Спасение, иллюзия справедливого мира оказывается критичнее, чем пребывание в иллюзии собственной непогрешимости. Этот же феномен недобросовестно эксплуатируют множественные тренинги о «женском счастье» и «мужском успехе».

Их базовая мысль -
"Мир предсказуем, поэтому мы научим тебя действиям, которые приведут к желаемому результату".
Другое безжалостное проявление этой иллюзии - широко распространенный виктимблейминг («обвинение жертвы»). Услышав о происшествии с кем-то, мы убеждаем себя, что человек сам в нем виноват, тем самым спасая свое представление:
"Я-то следую правилам, поэтому со мной этого не случится".
Нарушение третьей базисной иллюзии - иллюзии бессмертия - дается нам тяжелее всего. Опыт переживания событий, в которых человек ощутил ужас небытия (катастрофы, взрывы, стихийные бедствия) создает риск психологической травмы и дальнейшего возникновения ПТСР (посттравматическое стрессовое расстройство).

Смерть близкого «проминает» базисную иллюзию бессмертия, делая небытие осязаемой реальностью, напоминая нам об экзистенциальном одиночестве и о конечности бытия.

Так, родственники умерших часто говорят об одиночестве, ощущение, что никто не способен их понять, о некоем иррациональном и отчасти суеверном страже, о непонимании, как жить дальше, вплоть до невозможности спланировать завтрашний день - все это эффекты временной утраты иллюзии бессмертия.
Пять стадий горя


Временной план проживания утраты предусматривает стадии проживания горя: от 4-5 стадий и почти до бесконечности.

Самая известная классификация стадий принадлежит Элизабет Кюблер-Росс:
1) Отрицание
2) Гнев
3) Торг

4) Депрессия

5) Принятие
Границы стадий совпадают с поминальными днями в христианской традиции: примерно до 10-14 дней тянется стадия отрицания, когда в случившееся трудно поверить, когда оно осознается, но не полностью или «без чувств», «как через вату».

Примерно 1,5-2 месяца тянется стадия перемежающихся гнева и торга. Гнева как реакции на фрустрацию, на недоступность контакта с тем, что дорого и важно; и торга - когда человек пытается «договориться» с Мирозданием или Судьбой по принципу "я - тебе, ты мне".

Примерно через полгода начинается "период плохих и хороших дней», перемежающиеся гнев и печаль с возможными возвратами к торгу. И примерно к году происходит принятие и переосмысление случившегося.

Жестко привязанная ко времени периодизация стадий горевания подверглась значительной критике, и в данный момент процесс проживания горя описывается не как строгая линейная последовательность, а скорее как некий концепт, позволяющий определить, в каком именно эмоциональном состоянии находится человек.
1) Стадия отрицания
Стадия отрицания, наступающая сразу после события и длящаяся примерно до двух недель, характеризуется отсутствием чувств, шоком, - человек вроде бы понимает произошедшее сознанием, но не переживает его. Другой вид реакции - ажитация, убегание от чувств через чрезмерное оживление и активность.

Окончание стадии отрицания характеризуется кризисом непреодолимости или фактом признания потери (Worden, J. W. Grief Counseling and Grief Therapy: A Handbook for the Mental Health Practitioner. London: Springer, 1991) - моментом, когда становится очевидна и осознаваема необратимость потери. Нередко на этой стадии людям кажется, что они на удивление легко переносят потерю вовсе ничего не чувствуют.

Порой это даже становится пунктом для самообвинения в черствости. Также человек может делать все, чтобы потерю игнорировать, вести себя как ни в чем не бывало.

Иногда люди говорят, что действовали «как по инерции» или «механически», что «понимали случившееся головой, а не сердцем». Кризис необратимости - отправная точка процесса горевания, а его долгое отсутствие - признак осложненного горя.
2) Стадия гнева
Гнев появляется как реакция фрустрации на резкое изменение жизни и нередко может быть направлен на ушедшего.

Так, плач у гроба покойника «на кого ты нас покинул» или сердитое «не берег себя, вот сердце и остановилось» - это признаки гнева, по сути, выражаемая к ушедшему претензия.

Устоявшийся стереотип «о мертвых или хорошо, или ничего», также стыд и чувство вины часто сдерживают проявления гнева, что препятствует завершению процесса, не дает «простить и отпустить".

В таком случае задача психолога - работа с сильными и сложными чувствами. Будет справедливо сказать, что нередко гнев сопровождает весь процесс горевания, проявляясь в разных направлениях или «ребрах гнева»:
  • злиться можно на себя (не все сделал(а), допустил(а) ситуацию);
  • на самого ушедшего (как он мог?);
  • на Господа Бога, Мироздание, Судьбу, некую высшую силу («Ведь я не делал(а) ничего плохого, за что ты так со мной? );
  • на виновника произошедшего, если таковой есть;
  • на тех, кто мог и не помог (тут нередко достается врачам, которые оперировали, но не смогли спасти, или врачам скорой помощи);
  • на всех, кто мимо проходил тут достается и родственникам, и помогающему специалисту («Да что вы можете понимать, с вами ведь такого не было!»).
3) Стадия торга
Стадия торга, как показывает опыт, имеет «волнообразный рисунок": человек может то отчаиваться (печаль), то вновь изобретать какие-то способы возвращения ситуации в прежнее русло. Так, при нежеланном разводе женщины и мужчины нередко ищут и приобретают «способы воздействия» на ушедшего партнера, вплоть до приворотов и варения зелий - попыток следовать некой инструкции, чтобы заполучить желаемый результат.

Особенно опасными проявления стадии торга могут быть для больных с терминальным диагнозом. К сожалению, известны случаи, когда люди с диагнозом рак или СПИД тянут с обращением к врачу, пытаясь найти иные чудесные способы: убеждают себя, что если не подвергать себя стрессу и вести здоровый образ жизни, диагноз исчезнет, или начинают искать волшебного исцеления в народных рецептах, теряя драгоценное время.
4) Депрессия
Стадия депрессии (печали), которая сменяет сильные чувства, более всего похожа на тоску от полного сознания того, что прошлое не вернешь и что жизнь следует перестраивать. Особо тяжело переносятся праздники, семейные или другие даты, которые острее обычного напоминают об отсутствии человека в жизни.
5) Стадия принятия
После депрессии приходит принятие. Принятие произошедшего определяется по следующим признакам:

1) восстановление позитивной идентичности, что совпадает с восстановлением чувства собственной непогрешимости. «Не жертва нападения, а человек, который справился со сложной ситуацией», например. Так, люди с неизлечимым заболеванием нередко признают, что болезнь научила их ценить качество и полноту проживаемой жизни;

2) интеграция новых смыслов и возвращение ощущения безопасного мира, восстановление веры в стабильный, предсказуемый и справедливый мир. «Зато у меня появились новые друзья», «Зато я чему-то научился»;

3) появление горизонта будущего, способность представить себе жизнь после утраты на годы вперед, возвращение веры в собственное условное бессмертие.

Моментальный и временной план в конце процесса горевания сходятся. Задержка на какой-то из стадий или чрезмерное разрушение одной из базисных иллюзий позволяют говорить об осложненном горе, признаки которого:
- отсутствие реакции на смерть близкого больше двух недель;
- депрессия, самобичевание, разговоры о воссоединении с умершим;
- ипохондрия, развитие той же телесной симптоматики, что и у умершего;
- сверхактивность - человек так погружается в работу или какую-то иную деятельность, чтобы не иметь ни единой свободной минуты, чтобы деятельностью заглушить чувства;
- озлобленность, враждебность;
- резкие изменения поведения: отказ выходить из дому, отказ идти на похороны;
- так называемая «консервация», когда вещи ушедшего человека запрещают трогать и сохраняют все так, как будто он в любой момент вернется;
- вялость, апатия, неподвижность.
Работа психолога заключается в фасилитации процесса горевания.